Есть ли свет в конце тоннеля?

Есть ли свет в конце тоннеля?
Владимир Соловьев | 24.12.2013
Экономика бестселлеров, основанная на массовом тиражировании типовой продукции, трансформируется в экономику ниш: благодаря развитию ИТ издержки по хранению информации и ее донесению до потребителей стали практически нулевыми. Растет удельный вес интеллектуальных продуктов и услуг в экономике, а также роль интеллектуального капитала.

При этом выпускники вузов не готовы к работе в современных организациях: их требуется переучивать, а само высшее образование постепенно превращается в институт социального призрения, «отстойника» для молодежи. Тем не менее потребность в знаниях в обществе растет, а широкая доступность и возможности ИТ способствуют открытию новых глобальных рынков и созданию новых ценностных предложений.

Уже 40 лет университеты говорят об электронном образовании, и практически в каждом вузе есть системы дистанционной поддержки образовательного процесса. Но проекты MOOC  стартовали не в университетских стенах. И это просто объяснить.

Gartner’овская методология RGT  разделяет ИТ-инициативы по степени их влияния на основную деятельность организаций на эксплуатацию (поддержку действующих процессов, без которых организация не сможет существовать), развитие (улучшения, заметные с точки зрения стейкхолдеров) и трансформацию (создание новых рынков и новых бизнес-моделей). При этом, по данным Gartner ,в среднем по всем отраслям экономики ИТ-расходы на развитие и трансформацию основной деятельности составляют 35%, а в университетах — только 25%!

Как университетам выжить и как победить? Помогут ли ИТ остаться университетам на рынке образования, возвратить себе былую роль центров генерации и распространения знаний, а может быть, определить для себя новые роли? 

Электронные площадки

Портал университета должен помогать абитуриентам и их родителям осознанно выбирать, где и чему учиться, а для этого по каждой образовательной программе они должны иметь возможность узнать, чем данная программа отличается от других: кто учит студентов, насколько эти преподаватели компетентны и признаны сообществом; как ведется подготовка студентов и какие компетенции в результате они приобретают; как устроен образовательный процесс и быт; кем и где могут работать выпускники. Потенциальные потребители научных знаний должны легко находить страницы научных групп, занятых исследованиями по определенной теме, публикации по этой теме, описания результатов исследований, конкретные предложения для заказчиков. Подобную информацию, которую от университетов требует не только здравый смысл, но и Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации», на университетских порталах найти сложно.

Те возможности для общения, которые на своих интернет-площадках предоставляют университеты, для студентов недостаточны, а для преподавателей слишком сложны. Приличных видеоканалов с серьезным числом подписчиков и интересным контентом у университетов нет. И сдерживают развитие здесь не технологические или финансовые ограничения, а отсутствие заинтересованности.
Сервиса, который автоматизировал бы процесс набора, начиная с веб-регистрации абитуриентов и заканчивая «волновым» процессом зачисления, и при этом удовлетворял бы всем требованиям Федерального закона «О персональных данных», нет ни у одного российского вуза. И возможности оплаты обучения через Интернет российские университеты за редким исключением не предоставляют (в отличие от своих конкурентов, например, из сферы вневузовского дополнительного образования).

HR

Улучшения можно добиться, если стандартными средствами автоматизировать не только кадровый учет (еще, кстати, остались университеты, где он ведется без компьютеров), но и привлечение человеческих ресурсов, а также помочь кадровым службам университета активнее позиционироваться на hh.ru и в LinkedIn. 

Другим улучшением данного процесса может стать ИТ-поддержка эффективных контрактов, в которых должны быть указаны конкретные показатели и критерии оценки эффективности для назначения стимулирующих выплат в зависимости от результатов и качества работы (с 2013 года государственные университеты обязаны заключать с преподавателями именно такие контракты).
Совершенно естественно определить показатели эффективности (например, число публикаций, число цитирований и индекс Хирша в базах данных РИНЦ, Scopus и WebOfScience, выпуск учебников и пособий, присуждение ученых степеней, присвоение ученых званий и государственных наград и т. д.) и внедрить инструмент, автоматизирующий учет этих данных. В качестве первого шага, наверное, стоит автоматизировать получение данных о публикациях и цитированиях непосредственно из РИНЦ, Scopus и WebOfScience.

Что касается взаимоотношения с выпускниками, эндаумента, фандрайзинга. Как правило, эти процессы, если и реализуются университетами, то не на основе ИТ, а с помощью энтузиазма отдельных личностей. А ведь технологии CRM давно известны!

Управление образовательными программами

Сейчас университеты управляют не образовательными программами, а аудиторной нагрузкой. Действительно, это просто: был преподаватель в аудитории, значит, учил студентов и может претендовать на зарплату. Но мир изменился, и чтобы возможности выпускников соответствовали запросам работодателей, нужно создавать и менять образовательные программы с учетом того, что цикл смены технологий составляет 3–5 лет. 

Между тем, Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» требует не проведения занятий, а получения выпускниками наборов компетенций, по закону студенты учатся не на кафедре или факультете, а на образовательной программе, которая предполагает реализацию 60 зачетных единиц в течение года, и зачетные единицы соответствуют не аудиторным часам, а получаемым компетенциям. И деньги в университет приходят вслед за студентами — на образовательные программы. Если стоимость года обучения на программе (после вычета общеуниверситетских расходов) составляет 60a руб., на данном курсе данной программы учится n человек, а учебная дисциплина или модуль, реализующие получение студентами данного набора компетенций, оцениваются в c зачетных единиц, то на данную дисциплину приходится anc руб. Можно заплатить эту сумму университетскому преподавателю, можно отправить студента за эти деньги в другой университет или во внеуниверситетский учебный центр. В какой форме будут проводиться занятия, должен решать тот, кто их проводит. Нужно ли делить всех студентов на группы и подгруппы, сколько нужно провести лекций, а какой материал отдать на самостоятельное изучение, как организовать самостоятельную работу студентов, где лучше дать студентам почитать книгу, где провести деловую игру, а где предоставить возможность поиграть с симулятором — ответы на эти вопросы должен определять не учебный план, а преподаватель. Если еще организовать проверку качества перед тем, как платить, то кафедры и преподаватели перестанут бороться за увеличение часов и начнут следить за качеством и эффективностью учебного процесса. Есть ли в наших университетах соответствующие информационные системы — вопрос риторический...

Образовательный процесс

LMS-системы, имеющиеся у большинства вузов, не выдерживают никакой критики. Основная сложность, конечно, в отсутствии качественного контента, но часто к этому добавляется плохая эргономика и непривлекательный дизайн. Видеолекций в университетах почти нет, вебинары используются только там, где без них не обойтись, — в дистанционном образовании, современные симуляторы мало кто из преподавателей видел, как и системы автоматизированной видеозаписи занятий, создания видеолекций и организации доступа к ним. С одной стороны, большинство преподавателей не готово разрабатывать и использовать сложный контент, с другой — университеты мало чем могут помочь желающим создать хорошие видеолекции или разработать симулятор. Чтобы понять, к каким стандартам эргономики, дизайна и контента уже привыкли потребители образовательных услуг и что можно сделать с системой управления учебным контентом, достаточно побывать слушателем хотя бы одного курса в Coursera.

Сегодня у абсолютного большинства студентов есть по нескольку личных устройств, а университеты тратят значительные средства на постоянное обновление и расширение парка компьютеров. Кроме того, в каждом компьютерном классе необходимо иметь лицензионное программное обеспечение, причем в одних и тех же классах занимаются студенты разных курсов, которым нужны разные продукты, а одни и те же программы требуются на разных территориях. Из-за этого лицензии слабо утилизируются — копии программного продукта применяются не круглосуточно, а лишь при проведении нескольких занятий в неделю. Значительно сократить затраты на компьютеры, программное обеспечение и энергопотребление, а также оптимизировать процесс администрирования, может помочь перевод компьютерных классов на технологию VDI. Развитие технологии VDI позволяет транслировать стандартные университетские ИТ-сервисы на личные компьютеры и мобильные устройства пользователей и студентов. И это существенно расширяет возможности студентов: с помощью VDI студенты могут выполнять сложные лабораторные работы, требующие специализированного программного окружения, в удобное время из любой точки, где есть интернет. 
Компьютерные классы практически во всех российских университетах имеют по 10–15 посадочных мест, поэтому при преподавании учебных дисциплин, требующих применения ИТ, студенческие группы делятся на подгруппы. Малая вместимость компьютерных классов исторически была связана с необходимостью минимизации излучения использовавшихся ранее электронно-лучевых трубок — ЖК-мониторы излучают гораздо меньше. 

При этом эффективность учебного процесса в компьютерных классах невысока, и не только из-за того, что подобные занятия требуют вдвое больших преподавательских ресурсов, чем занятия по другим дисциплинам, но и из-за устаревшей компоновки классов, построенных с целью минимизации вредных излучений. Компьютеры располагаются на партах, расставленных по периметру классов, и студенты могут либо видеть преподавателя, доску и экран проектора, но не иметь возможности работать на своем ПК, либо видеть свой монитор и иметь возможность положить на стол тетрадь или учебник, но при этом не видеть преподавателя. Преподаватели же в таких классах не имеют инструмента для управления со своего ПК компьютерами студентов и значительную часть времени тратят на перемещения между студентами, у которых возникают вопросы. Решительно пора пересадить студентов лицом к доске, чтобы они могли одновременно видеть и свои мониторы, и преподавателя, и экран проектора. Существуют системы управления учебными классами (в том числе бесплатные), позволяющие преподавателю видеть на одном экране рабочие столы всех студентов, удаленно управлять студенческими ПК, блокировать клавиатуру и мышь, синхронизировать буфер обмена и т. д. Качество проведения занятий серьезно улучшается, даже если продолжать делить студентов на маленькие подгруппы. А если классы сделать большими, то и расходы сократятся, и аудитории высвободятся. 

А как используются проекторы? Часто студентам приходится конспектировать демонстрируемые им текстовые презентации в стиле «много букв» (иногда отсканированные страницы учебника, изданного много лет назад).

ИТ на службе вуза

Несколько слов о других сторонах жизни университета. Ему, безусловно, нужна система управления исследованиями, связывающая информацию об исследователях, реализуемых ими проектах, публикациях и патентах по результатам исследований, чтобы при необходимости можно было оперативно формировать междисциплинарные научные группы по востребованной тематике. 
Конечно, многим вузам стоит задуматься о стандартизации предоставляемых ИТ-сервисов, управлении их уровнем, консолидации и виртуализации ИТ-инфраструктуры, переходе к гибридному облаку, внедрению хотя бы таких практик ITIL, как единый вход в службу поддержки и др. Да что говорить, когда у многих вузов нет единой службы каталогов, преподаватели пользуются почтой на бесплатных ресурсах, а документооборот до сих пор бумажный...

Почему-то в российских вузах ERP-решения не жалуют, точнее говоря, считают, что у системы управления университетом всего две задачи — планирование и отчетность. Однако для эффективного управления университетом, конечно, необходима комплексная система управления финансами, которая на уровне высшего руководства должна предоставлять возможность в режиме реального времени отслеживать реальные значения доходов и расходов, исполнение плана закупок, поступления денежных средств их изменения в динамике и в сравнении (по времени, по подразделениям и др.). Руководители подразделений и образовательных программ должны иметь доступ к той же информации, но применительно к своей сфере ответственности. 

***
Удастся ли университетскому CIO помощь в трансформации университета, зависит от того, какие проекты у него в портфеле. И лидировать будут те, кто тратит на развитие и трансформацию хотя бы не меньше, чем в среднем по экономике.

Теги: кадры , обучение, вузы

Журнал IT-Manager    [ PDF ]    [ Подписка на журнал ]

Об авторе


Владимир Соловьев

Владимир Соловьев

Директор по ИТ Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, д.э.н., профессор


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Другие материалы рубрики

Автор «делает попытку осознать проблему, встающую перед людьми в связи с появлением сверхразума, и проанализировать их ответную реакцию».  В конце книги приводятся некоторые рекомендации, следуя которым, можно будет избежать катастрофы, угрожающей существованию человечества.
Многое в обучении дает простое общение с себе подобными. Именно они умеют создать необходимую атмосферу, благодаря которой учеба становится одним из самых приятных занятий в жизни.

Мероприятия


01.11.2016 — 03.11.2016
Десятый релиз международной выставки ProAV технологий Integrated Systems Russia 2016 состоится в Москве, в центральном выставочном комплексе «Экспоцентр», с 1 по 3 ноября. Юбилейный проект обещает быть насыщенным не только с точки зрения инновационных технологий и решений, которые представят ведущие мировые производители, российские дистрибьюторы и интеграторы, но и с точки зрения новых проектов и деловой программы.