ГИС как основа для принятия решений. Менеджмент
Авторы Наши партнёры Наши проекты: IT WorldIT-WeeklyIT Contact
IT-Manager Allcio Manager
Вход
X

Логин

Пароль

Запомнить

Забыли свой пароль?

ГИС как основа для принятия решений

Лента новостейИТ в бизнесеУправление

ГИС как основа для принятия решений

Григорий Рудницкий | 14.03.2017

Сегодня проектирование зданий и объектов — не просто выполнение чертежа, но создание информационной модели, в основе которой лежат геоинформационные и другие технологии. Холдинг «Росинжиниринг», специализируясь на возведении горнолыжных инфраструктурных объектов, придерживается именно такого направления. Об этом и не только мы беседуем с директором  ИТ-департамента компании Владимиром Лебединским. 

Как вы пришли в ИТ? Что повлияло на выбор профессии? Что предшествовало нынешней должности?

Вырос в Москве, впервые с информационными технологиями познакомился благодаря старшему брату – в то время компьютеры активно завоевывали офисные пространства, а он занимался их сборкой и апгрейдом. Детское увлечение переросло в профессию: окончил Московский авиационный институт, факультет прикладной математики, кафедру искусственного интеллекта. Из наиболее интересных мест работы упомяну «Русал», где провел четыре года перед переездом в Санкт-Петербург. Компания занималась строительством алюминиевых заводов: сначала Хакасского, а затем Тайшетского и Богучанского. Именно здесь я получил первые знания, как построены процессы в крупном бизнесе. Начинал рядовым администратором и поднялся до руководителя ИТ-подразделения инженерно-строительного дивизиона. Несмотря на то что основные ИТ-решения принимались в управляющей компании, нас, сотрудников ИТ-служб дочерних предприятий, активно вовлекали в крупномасштабные проекты, где участвовали  специалисты из разных регионов и стран. В кризис 2008-го наши стройки остановили,  компанию здорово сократили, а мне пришлось заниматься долговыми вопросами, связанными с ИТ. Наконец, в 2011-м меня пригласили в «Росинжиниринг», где на тот момент уже трудились многие коллеги по «Русалу». Здесь я и работаю по сей день.

«Росинжиниринг» — многопрофильная компания. Как это отражается на спектре используемых ею ИТ-решений и как вы справляетесь со столь разнородным хозяйством?

Бизнес «Росинжиниринга» связан как с проектированием, строительством и эксплуатацией объектов, так и с розничной торговлей в сфере услуг. Общее количество программных продуктов у нас доходит до 150 наименований. Это большая нагрузка на инженеров техподдержки: необходимо помнить, как лицензируется каждое ПО, какой сервер отвечает за лицензирование, какое количество лицензий обновили до новой версии, и т.д. Что касается розничного бизнеса сферы горнолыжных курортов – здесь применяется меньше программных решений, однако требования к их бесперебойной работе значительно выше в связи с необходимостью работать в режиме, близком к 24/7 и ориентированностью на покупателей. Обеспечивать в этих условиях компетенции по всем программным продуктам, на мой взгляд, нецелесообразно, поэтому большинство из них передано на обслуживание подрядчикам.

Кто решает интеграционные задачи в области ПО?

В тех проектах, где не затрагивается интеграция с общекорпоративными решениями, представители бизнеса могут сами реализовать все работы, запросив у нас только необходимые ИТ-ресурсы. Если же требуется интеграция – в проект делегируется сотрудник или целая команда, которые и обеспечивают эту задачу при взаимодействии с подрядчиком.

Насколько жесткие у вас регламенты безопасности для пользователей? Скажем, могут ли они сами устанавливать приложения?

Дело в том, что 95% ПО, которое требуется основным бизнес-пользователям, распространяется по коммерческой лицензии, другими словами, оно платное, в связи с чем мы контролируем установку продуктов. Для удобства пользователей был реализован общий репозиторий приложений, позволяющий ставить большое количество ПО, разрешенного в соответствии с должностными обязанностями, самостоятельно. Нам же остается предоставить для этого максимально удобные инструменты. Для приложений которые по некоторым причинам не попадают в общий репозиторий инженеры технической поддержки поставят ПО по заявке.

Разрешено ли вашим сотрудникам работать с собственных ПК, планшетов и ноутбуков?

Электронная почта на мобильных устройствах доступна всем нашим сотрудникам, и при необходимости они могут настроить ее на своем устройстве – мы подготовили для этого соответствующие инструкции и видеоролики по всем основным ОС. Доступ же к приложениям они должны согласовать со своим руководителем и отделом информационной безопасности, после чего могут подключаться к корпоративной сети по VPN. Для организации VPN-соединения мы используем решение Cisco.

Как отразились трудности в экономике на бизнесе компании?

2016 год для нас, как и многих строительных компаний, оказался непростым. Бизнес сокращался, за ним сокращались все бюджеты, в том числе на ИТ. С другой стороны, появилось время поглубже посмотреть на свои возможности, автоматизировать наиболее трудозатратные процессы. Одним словом, готовимся к росту, который  многочисленные эксперты предсказывают уже в 2017 году.

Планы планами, а что уже сделано под вашим руководством в последние несколько лет?

Основная зона ответственности моего департамента – обеспечение внутренних потребностей бизнеса и оптимизация внутренних процессов. Два самых крупных решения мы выдвинули на конкурс сообщества GlobalCIO «Проект года» — «Управленческий учет», реализованный в 2014-м, и «Корпоративная ГИС «Росинжиниринг». Web-приложение для совместной работы». Второй продукт, без преувеличения, уникален , поскольку лишь «Росинжиниринг» активно использует геоинформационные технологии в проектировании. В 2012-м мы переехали в новый офис, который полностью спроектировали собственными силами. До сих пор нам достаточно мощностей, заложенных еще в тот период.

В 2014-м же запустили проект VDI: первоначально он планировался для бэк-офиса, а затем распространился на значительную часть сотрудников. Исключение составили работающие с тяжелыми графическими файлами, они на VDI не перешли. Я, кстати, был одним из первых приверженцев этого проекта и уже с середины 2013 года работаю на тонком клиенте. В 2015 году мы вынесли часть и некоторые сервисы ИТ-инфраструктуры в резервный ЦОД – сегодня это решение уже дважды себя оправдало. Все крупные проекты мы стараемся широко освещать в СМИ.

Насколько вам интересна облачная тема как способ сокращения расходов на ИТ-инфраструктуру и «железо»?

Мы активно применяем облачные технологии на собственной инфраструктуре – на мой взгляд, сейчас без этого просто невозможно эффективно работать. В случае резких потребностей в дополнительных мощностях мы прекрасно понимаем, каким образом использовать облака уже сейчас, но их применение за пределами нашей инфраструктуры пока минимально – у нас есть все необходимое для обеспечения потребностей компании, и даже с резервом. Скорее всего, облака в виде IaaS или SaaS станут для нас актуальными к середине 2018-го, когда наше оборудование серьезно устареет. 

А оптимизация лицензирования? Вы уже что-то сделали в этой области?

С 2011 года «Росинжиниринг» лицензировался по программе EAS. Она, бесспорно, обладает рядом плюсов для крупных компаний,  однако для динамичной строительной области имеет существенное ограничений в виде уточнения количества лицензий всего 1 раз в год.. В связи с этим в конце 2014 года мы обратили внимание на SPLA-лицензирование. Дочерняя структура «Росинжиниринга» стала SPLA-партнером Microsoft с помощью компании Softline, что позволило оказывать ИТ-услуги и сдавать в аренду ПО внутренним и внешним заказчикам вместе с техникой. Для чего это нужно? Дело в том, что мы как раз обеспечиваем такой сервис, как «рабочее место в аренду», то есть предлагаем его заказчикам «под ключ» на условиях посуточного учета, а SPLA-лицензия позволила нам соблюсти лицензионную чистоту и предоставлять эти услуги по фиксированной цене. Главная выгода для заказчиков в том, что они получили инструмент сокращения затрат при сезонных изменениях численности. А нам это позволяет экономить до 30% затрат на ПО, а также оперативно перераспределять компьютерную технику между заказчиками.

Вы назвали проект по применению геоинформационных технологий в проектировании уникальным –  в чем его ценность?

Наши проекты охватывают огромные территории. К примеру, в Архызе это около 100 квадратных километров. Такие площади невозможно вместить ни в одну САПР. Поэтому мы используем геоинформационную систему как некий центр хранения информации, привязанной к территории, а САПР работают уже с ней. Для конечных пользователей реализован веб-портал, где они могут ознакомиться с текущим состоянием дел по проекту. Среди наших ГИС-специалистов даже появился термин — TIM, Territory Information Model, по аналогии с BIM, Building Information Model. Основная идея  в том, что крупные территории мы должны рассматривать с точки зрения единой информационной модели — совокупности всех существующих и проектируемых объектов, а также планировочных ограничений. Отпечаток накладывают работа в горах и постоянное ожидание лавины, селя и других форс-мажорных обстоятельств. Конечно, сама по себе ГИС не дает преимуществ, но благодаря тому, что мы ее планомерно вписываем в ландшафт информационных систем компании и используем глобальные справочники объектов, система становится одним окном для получения информации. Наша цель — сделать из геоинформационных систем BI для инжиниринговой компании, которая позволит быстро оценить состояние дел по тому или иному проекту. Наконец, ГИС — прекрасный инструмент для подготовки документации на утверждение,  проведение слушаний и т. д. В 2016 году в ходе поиска новых технологий для проектирования мы тестировали применение ГИС-технологий с инструментами виртуальной реальности: в результате совмещения данных 3D-рельефа, текстур и 3D-моделей проектируемых зданий построили сцену виртуальной реальности. Проектировщики и Заказчик могут «походить» по ней в очках типа HTC Vive ощутив полное погружение на проектируемый объект. Такую модель можно сделать на ранних стадиях проекта, когда существуют только эскизы, что значительно упрощает понимание внешнего вида как объектов, так и территории в целом. В конце концов, мы готовы презентовать заказчику проект в комплексе, частью которого будет такая 3D-картина. А в дальнейшем думаем обеспечить видение 3D-сцены параллельно с движением по проекту. 3D-сцена может применяться и как презентационный материал, а в случае доработок – стать интересным интерактивным инструментом для популяризации объекта заказчика уже после введения в эксплуатацию.

Разделены ли у вас в компании направления ИТ и ИБ?

До 2015 года сфера информационной безопасности была в моем подчинении, но потом решили, что это направление должно существовать отдельно, несмотря на то, что мы с ИБ-отделом по-прежнему тесно взаимодействуем по множеству вопросов.

И последний вопрос. Вы принципиально не используете социальные сети – почему?

Не вижу, что оттуда можно почерпнуть. Новости, периодику можно и так почитать. Я не ищу работу, а зачастую соцсети используются для этой цели. 

Теги: ГИС, инновации , ИТ-директор, ИТ менеджер, руководитель, CIO

Горячие темы:

Журнал IT-Manager № 03/2017    [ PDF ]    [ Подписка на журнал ]

Об авторе

Григорий Рудницкий

Григорий Рудницкий

Историк по образованию. В ИТ-прессе – бумажной и онлайновой – с 2002 года: публикуется в изданиях, ориентированных как на домашних, так и на корпоративных пользователей. Любимые темы: гаджеты, мобильность, облачные сервисы, свободное программное обеспечение.


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме
Другие материалы рубрики

Также смотрите

Журнал IT-Manager: № 10/2017

Последние новости

Фоторепортажи

Мероприятия

<<<< Декабрь >>>>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27282930123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
1234567