Мост от государства к гражданину

Мост от государства к гражданину
Григорий Рудницкий | 25.11.2015

В государственные структуры Андрей Прокошев, руководитель Агентства информатизации и связи Удмуртской Республики, пришел пять лет назад из бизнеса, поскольку, по его словам, здесь больше простора для творчества – поиска новых направлений оптимизации работы органов власти и электронного взаимодействия государства и граждан. Что удалось сделать за эти годы? Об этом Андрей рассказал нашему изданию.

Как вы попали на госслужбу и чем занимались до этого?

До прихода в госорганы я занимался внедрением ERP-систем, реализовал ряд проектов. Вообще автоматизация производства и учета была основным направлением моей профессиональной деятельности. Пять лет назад у нас в регионе начался процесс информатизации: стояла задача организации межведомственного электронного взаимодействия и перевода госуслуг в электронный вид и нужен был человек, который бы возглавил этот процесс в масштабах всей Удмуртской Республики. Чем для меня интересна работа на государство? Здесь можно заниматься творчеством, искать новые подходы, которые, с одной стороны, могли бы упросить взаимодействие государства с гражданином, а с другой – помочь оптимизировать существующие процессы в государственном управлении. Информатизация госсектора действительно помогает экономить значительные средства и оптимизировать государственные ресурсы и механизмы.

Неужели в бизнесе меньше творчества?

Если говорить о внедрении ERP, то от проекта к проекту, конечно, возникают какие-то особенности, однако в целом все реализуется по четко выверенной стратегии и алгоритмам. В случае же с государственными структурами перед нами открываются целые пласты, которые за последние сто лет практически не модернизировались, поэтому каждый день необходимо изобретать новые механизмы, позволяющие добиться нужного эффекта. И в этом очень сильно помогают коллеги из других регионов. Мы с ними тесно сотрудничаем и берем на вооружение их успешные инициативы, запуская их у себя в регионе. В свою очередь и своими проектами с удовольствием делимся, ищем новые точки роста эффективности ИТ в госуправлении, чтобы сделать его более эффективным, а общение гражданина с государством – более комфортным.

Главная точка соприкосновения гражданина с государством – электронные сервисы. Как они развивались в последние годы в Удмуртии?

Если пять лет назад, когда мы начинали работать, понятия «электронные госуслуги» в принципе не было, то сегодня в регионе все государственные и муниципальные услуги доступны в электронном виде и 24% жителей региона, по данным Росстата, ими пользуются. Это немного, но к 2018 году мы планируем довести эту цифру до 70%. Потенциал здесь гигантский. Самая популярная госуслуга у наших жителей – электронная запись к врачу, она очень сильно упрощает жизнь человека и помогает ему спланировать свое время. Причем пользуются ею даже пожилые люди, поскольку, если сделать сервис максимально простым, он не будет вызывать сложностей ни у кого. Но, помимо видимой части айсберга, существует и огромный пласт скрытых от обычного гражданина возможностей. Это прежде всего информационные потоки между ведомствами, налаженные и введенные в промышленную эксплуатацию. Если раньше от человека требовались дополнительные справки и другие документы, то сегодня органы власти запрашивают их самостоятельно.

На какой стадии развития находятся система межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) и межведомственный электронный документооборот (МЭДО) в республике?

На сегодня уже все ведомства подключены к СМЭВ. Есть сервисы, которые пока дорабатываются на федеральном уровне, и по мере их запуска мы тоже начинаем их эксплуатацию. За первую половину 2015 года у нас обработано 143 тысячи межведомственных запросов. Это в 7,5 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Что касается электронного документооборота, то это тоже очень интересная тема. Она не касается напрямую жизни граждан, но позволяет очень серьезно экономить на государственном управлении. В прошлом году мы подошли к завершающей фазе внедрения электронного документооборота, в связи с чем глава республики издал указ о запрете движения определенных видов бумажных документов между структурами власти. Можно сказать, что сегодня между органами региональной и муниципальной власти нашего региона 57% документов ходит в электронном виде и все решения по ним принимаются на основании электронных документов, подписанных электронной подписью. Для архивного делопроизводства эти документы уже впоследствии выводятся и упаковываются. Но решения принимаются не на основании архивной копии, а еще раньше, пока документ находится в электронном виде.

Поэтому у нас зачастую бумажный документ приходит в ведомство, когда уже все решения по нему выработаны и согласованы. Таким образом, мы не только сберегаем значительное время, но и даем возможность своевременно принимать все управленческие решения. Монетизировать все это невозможно, но, к примеру, в прошлом году нам удалось оптимизировать штат государственных и муниципальных органов в регионе: на 15% сокращен аппарат первых и на 10% – вторых. Все это реализовано именно за счет того, что многие бумажные процессы сегодня стали работать в электронном виде.

Взаимодействуете ли вы в сфере реализации госуслуг с коммерческими компаниями в рамках государственно-частного партнерства?

У нас есть несколько примеров такого взаимодействия. Один из них – реализация на коммерческом портале уже упомянутой услуги по записи на прием к врачу. То есть это можно сделать как на официальном портале, так и на коммерческом, что стало возможным благодаря использованию открытых данных и в финансовом отношении не стоило региону ни рубля. Вообще, ГЧП – вопрос сложный. В первую очередь это связано с необходимостью соблюдения нормативной базы, чтобы не нарушить антимонопольное законодательство. Сейчас мы реализуем несколько проектов совместно с коммерческими компаниями, в числе наиболее значимых – создание в нашей республике ИТ-парка. Уже готова концепция, определяется земельный участок для строительства, проведены переговоры с Минкомсвязи и Минэкономразвития, а сейчас мы с потенциальными инвесторами прорабатываем взаимовыгодную модель вхождения в проект. Могу сказать, что еще до окончательного формирования концепции уже начали поступать заявки от местных ИТ-компаний. То есть еще даже концепции не было, а 50% резидентов уже определились. Надеюсь, что к моменту старта 80% площадей будет обеспечено заявками. Это дополнительно укрепит надежность проекта в глазах нашего инвестора.

Проводится ли в регионе политика по поддержке местных ИТ-компаний?

Самая важная проблема ИТ-компаний – кадровый голод. В рамках ее решения мы в этом году запускаем проект «ИТ-вектор образования». Он будет работать по двум направлениям: в средней и высшей школе. Ряд средних школ ожидает профилирование, которое позволит уже с седьмого класса, а возможно, и более раннего возраста готовить будущих абитуриентов по ИТ-специальностям для наших ВУЗов. Кроме того, в рамках программы предусмотрено открытие ИТ-лицея, где будет выращиваться будущая элита, которая станет движущей силой не только в ИТ, но и в научных исследованиях. А еще мы создадим межвузовскую базовую ИТ-кафедру, где можно будет получить дополнительные знания и навыки, необходимые на практике. Это нужно, чтобы сразу после выпуска, и даже раньше – уже на третьем-четвертом курсе, ребята были абсолютно готовы к включению в рабочие процессы ИТ-компаний. Помимо прочего, здесь смогут готовить специалистов для резидентов нашего ИТ-парка.

Одним из двигателей информатизации как в масштабах страны, так и на уровне отдельного региона являются открытые данные, на базе которых сторонними компаниями может быть реализовано множество сервисов, полезных для граждан и бизнеса. Существует ли в Удмуртии такой портал?

Мы используем федеральный портал открытых данных. Проблема не в том, что мы не готовы открывать те или иные данные, хотя это тоже сопряжено с затратами. Мы считаем, что до тех пор, пока не появится потребитель открытых данных, вкладывать государственные деньги в это направление не нужно. На текущий момент у нас действует только один проект на базе открытых данных, я уже о нем рассказал – это сторонний сервис для записи на прием к врачу. При модернизации нашей информационной системы в сфере здравоохранения мы учитываем требования этого проекта, даем возможность коллегам своевременно перестроиться и внести необходимые изменения. Но других инициатив от коммерческих компаний по использованию открытых данных, к сожалению, пока не видим. Как только они появятся, будем совместно работать над созданием новых решений. Тратить же бюджетные деньги на поддержку данных, которыми никто не будет пользоваться, это расточительство.

И последний вопрос. Какие реализованные вами или при вашем участии проекты в регионе оказались наиболее сложными и интересными?

За пять лет самым сложным стал запуск электронного документооборота. Если с электронными госуслугами и СМЭВ процесс был совершенно новый и его нужно было просто реализовать в технологическом плане, то с документооборотом пришлось потрудиться: серьезно ломать процессы, которые радикально не реформировались на протяжении, пожалуй, ста лет. Последние серьезные новации здесь связаны с появлением пишущей машинки. А менять устоявшиеся методы работы очень непросто. Однако проект уже вошел в завершающую стадию, ведь 57% документооборота в электронном виде – уже реальность.

Теги: государство, Менеджмент, информатизация, государственные электронные услуги

Журнал IT-Manager    [ PDF ]    [ Подписка на журнал ]

Об авторе


Григорий Рудницкий

Григорий Рудницкий

Историк по образованию. В ИТ-прессе – бумажной и онлайновой – с 2002 года: публикуется в изданиях, ориентированных как на домашних, так и на корпоративных пользователей. Любимые темы: гаджеты, мобильность, облачные сервисы, свободное программное обеспечение.


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Другие материалы рубрики

Быстро проникая в новые методики и технологии, именно ИТ-служба способна задать бизнесу новое направление развития.