Утром - деньги, вечером - стулья

Утром - деньги, вечером - стулья
Андрей Федоров | 01.10.2013
Более пяти лет минуло с тех пор, как зародился последний финансовый кризис. Казалось бы, немало воды утекло, но отголоски тех процессов по сей день не позволяют нормально работать. 

Кризис предельно обострил осторожность тех, кто утверждает бюджеты. А те, кто их осваивает, успели отвыкнуть от искусства тратить деньги на развитие: вынужденные упражняться в другом умении – максимально ужиматься в расходах, многие из них продолжают жить в режиме поддержания текущей операционной деятельности, минимально инвестируя в продвижение. Есть ощущение, что до добра столь длительное воздержание не доведет. 

Классика лицензирования

Один из популярных нынче трендов в политике сокращения расходов – перевод части сервисов в облако. Штука финансово довольно интересная, хотя может приводить к особо изощренному варианту – vendor lock-in, и тогда уж освободиться из цепких пут поставщика услуг будет весьма проблематично. 

Что же такого заманчивого сулит приобщение к облакам? Посмотрим на примере сервиса Microsoft Office 365. Для начала немного погрузимся в тонкости классического лицензирования. На сегодня производители программного обеспечения используют немало способов легального отъема денег у населения (товарищ Бендер отдыхает). Прежняя модель больше походила на offline-мир: заплатил деньги за продукт/товар и живешь себе спокойно, пока твое приобретение уже настолько не устареет морально, что использовать его зазорно – надо либо обновлять/штопать (апгрейд), либо менять на новое (покупка). 

В нынешнем обществе потребления производители десятилетиями упорно приучают потребителей к мысли, что использовать старое «не по-пацански». В результате, например, даже такая недешевая игрушка, как авто, все больше становится «одноразовой»: три года поездил – передай другому, у кого денег поменьше, а времени побольше (ну как развалится в неподходящем месте в неподходящее время).

Ценообразование на программное обеспечение довольно долго сопротивлялось этому тлетворному влиянию: был продукт, и был к нему апгрейд, стоимость которого в любое время составляла приемлемую часть стоимости основного продукта, который чем-то перестал удовлетворять. То было на заре софтовой цивилизации, когда у производителей ПО еще сохранялись остатки совести и втюхивать не всегда нормально работающее ПО без гарантии, что оно когда-нибудь станет сносно работать (AS IS), считалось зазорным. 

Крупные вендоры довольно быстро излечили софтиндустрию от вышеуказанной детской болезни. Они просто… прикрыли (сделали финансово невыгодными) лицензии на апгрейд, позволявшие на приемлемых условиях обновлять ПО в тот момент, когда в этом возникала реальная необходимость. И логика их вполне понятна: покупатель заплатил за товар один раз и использует его лет пять – зачем покупать новое, если старое в целом устраивает? Опять же, переходить на новое – довольно дорогое удовольствие, и если это новое не приносит кардинальной выгоды по сравнению со старым, какой же резон тратиться? 

Нет, это неправильно, решили вендоры. Бизнес регулярно хочет кушать, а значит, нужно постоянно финансировать надувание новых мыльных пузырей, то бишь вкладываться в разработку чего-то такого, что, может быть, и не нужно потребителю, но без чего не убедить его, бестолкового, что на самом деле оно ему просто необходимо. А дабы лишний раз не тратить сил на это убеждение, лучше как-нибудь легально, под видом заботы о нем любимом, сделать так, чтобы у него не было вариантов отвертеться от регулярного апгрейда. 

Крупные законодатели моды вроде Microsoft пошли изысканным путем и ввели в обиход понятие Software Assurance (SA). Определение у него простое: регулярное кредитование производителя со стороны потребителей в надежде, что за некоторый срок тот родит нечто действительно дельное для их нужд. По сути, покупатель платит дань производителю за то, чего он еще не видел, но что ему должно определенно понравиться, когда увидит. По крайней мере, так трактует производитель. 
По счастью, Microsoft снизошла до невиданной благодати, освободив от оплаты SA отщепенцев, не желающих быть в тренде. В ряде случаев получается наиболее интересный вариант так называемых совокупных затрат за несколько лет. Причем если учитывать ненулевую стоимость привлечения денег, то последнее практически всегда более выгодно по сравнению с OLP + SA и даже OVS. 

У традиционных схем лицензирования доступа к продуктам есть общепризнанный, максимально честный и удобный сценарий – конкурентные лицензии. Это неперсонифицированные права на использование ПО, которые не связаны с именем (рабочим местом) конкретного сотрудника и имеют лишь ограничение на количество одновременных подключений к продукту. В один и тот же момент с ПО может работать столько пользователей, сколько было приобретено конкурентных лицензий. 
Конкурентное лицензирование в какой-то степени можно сравнить с виртуализацией, поскольку утилизация лицензии на ПО максимальная. Например, если в компании работает восемь человек, которые в разное время рабочего дня по часу используют ПО, то достаточно одной конкурентной лицензии, чтобы удовлетворить нужды каждого. Именные (персонифицированные) лицензии хороши лишь для вендоров, чтобы сделать процесс мониторинга использования лицензий непрозрачным для тех, кто принимает решение о закупке (это приводит к перелицензированию, то есть поступлению незаслуженной денежки в карман вендора, либо недолицензированию и сопутствующей вероятности быть наказанным). 

Для обеспечения тщательного мониторинга количества используемых лицензий крупным компаниям приходится городить огород недешевых систем, отслеживающих интенсивность применения того или иного ПО и удаляющих невостребованные продукты с ПК пользователя. Этот «ректальный» способ привести в соответствие количество лицензий называется Software Asset Management (SAM). 
Конкурентные лицензии – вполне адекватный переходный вариант к облачной схеме лицензирования, при которой время использования ПО может биллинговатся чуть ли не посекундно. Хотя такой детальный биллинг, несомненно, представляет потенциальный риск для пользователей, так как всегда можно «попасть» в случае проблем с работой ПО. Например, до введения анлимных тарифов на Интернет в филиалах мы не раз оказывались в неприятной ситуации, когда заглючивший Microsoft WSUS или Symantec Endpoint Protection начинали циклически скачивать обновления, нагоняя немалый трафик. Аналогично с интернет-тарифами на мобильную Паутину: какой-нибудь iPhone, если не отключить GPRS, легко выжирал помегабайтный трафик на приличную сумму. Сейчас трафик можно легко нагнать, если организовать DDoS-атаку, например. Или как можно дешевле «скликать» рекламный бюджет «Yandex.Директ». 

К сожалению, та же Microsoft долгое время яростно сопротивляется внедрению конкурентных лицензий в офисные продукты, хотя это наиболее честный вариант лицензирования, поскольку во многих компаниях далеко не все регулярно их используют (покупать полноценную лицензию для них накладно). 

Очевидно, производителей не особо устраивало, что пользователи продолжительное время живут и благоденствуют, не испытывая дискомфорта без обновления своих продуктов, что и обусловило очередной виток в развитии схем лицензирования –  облачный. Идея понятна: чтобы корова меньше ела, но больше доилась, надо ее меньше кормить и чаще доить. Но для этого необходимо как минимум хорошо привязать ее к одному производителю. Однако это потенциально весомый риск для потребителей: ведь каждый вендор старается изобретать свои стандарты, дабы усилить vendor lock-in и осложнить клиенту бегство к конкурентам. 

Переселив критичные сервисы в облако, вернуть их непросто. Например, у того же Microsoft Office 365 отсутствует гибридный вариант (это когда только часть сотрудников работает в облаке), применяемый для случая, когда на площадке компании установлен Microsoft Exchange с продуктами конкурентов. С другими почтовыми серверами  такая схема не работает, хотя с технической точки зрения вполне реализуема. 

Будущая стоимость денег

Когда принимается решение о дорогостоящей покупке, немаловажный вопрос – каким образом платить. Подспудно большинство из нас понимает разницу между необходимостью выложить всю сумму сразу и возможностью разбить ее на относительно приемлемые порции, пусть даже суммарные затраты окажутся выше. В финансовой сфере хорошо известен термин «будущая стоимость денег» (FV, future value). Вместе с тем мало кто учитывает внушительную стоимость привлечения денег в случае решения о долгосрочных инвестициях, коими, в частности, является приобретение лицензий. 
Собственно, арифметика FV предельно проста. Деньги сегодня более ценны, чем деньги, полученные завтра. Если за лицензии нужно заплатить авансом за год, то это эквивалентно единовременному замораживанию приличной суммы на этот же период. А поскольку денег много не бывает, соответственно они либо изымаются из оборота компании, где могли бы приносить большую пользу, либо заимствуются из других источников, скажем, в банке под процент. 

Можно подойти и с другой стороны. Инвестиции в софт можно направить в некоторый финансовый инструмент с низкой степенью риска, например депозит. В результате был бы гарантированно получен некоторый доход, который в указанном примере потерян (упущенная выгода), поскольку средства направили на покупку софта.

Чтобы оценить реальные затраты на лицензирование ПО, используются формулы расчета будущей стоимости денег (в Excel функция БС). Подробнее о расчете (с примерами) можно почитать в моем блоге на сайте www.bizkit.ru. 

При любом способе традиционного лицензирования ПО немалая сумма выплачивается вендору в начале года авансом. В случае с Open Value общий платеж разбивается на три года, но при этом добавляется отягчение в виде Software Assurance, увеличивающее размер ежегодных выплат. Open Value Subscription – подписка на использование ПО (то есть по окончании оплаты использовать его в компании нельзя). 

Мои расчеты показывают: если учитывать будущую стоимость денег, то, как это ни парадоксально, самым оптимальным вариантом лицензирования по не облачным схемам получается обычный OLP без приобретения SA и повторной закупки софта в начале четвертого года. Такой интервал обновления – более чем приемлемый вариант для относительно крупных корпоративных клиентов. 

Переход с одной версии ПО Microsoft на другую – зачастую далеко не самая простая процедура (с нажатием кнопки «обновить» на iPhone не сравнить). К сожалению, сегодня это достаточно муторная подготовительная работа по деплоингу, помимо развертывания ПО включающая также обучение персонала. Интерфейс, скажем, Office 2003 и риббонизированный Office 2007 – «две большие разницы». Причем какого-то реального прироста производительности от риббонизации мною лично не замечено, скорее наоборот. По крайней мере, остается стойкое ощущение, что пользователи тратят отнюдь не меньше времени на поиск нужного пункта меню. 

Облачное лицензирование

Для компаний, применяющих современные технологии вроде видео- и аудиоконференций, IP-телефонии и пр., весьма интересным окажется облачный Office 365. Против обыкновения Microsoft предложила достаточно привлекательные цены на бандл, состоящий из Office Professional Plus вкупе с необходимыми серверными продуктами и достаточным местом в облаке, при этом без особых сложностей с развертыванием типового варианта. К сожалению, вендор традиционно поддерживает дружбу исключительно с продуктами собственного производства, поэтому есть проблемы с миграцией на них с конкурирующих решений. 

Но в целом цена облачного Office 365 сейчас такова, что даже при лицензировании офисных продуктов стоит задуматься: выполнять его, используя не облачные схемы, или переходить на облачный вариант. Во втором случае сумма близка к стоимости лицензий на Office Standard по OVS, но при этом облачный бандл куда интереснее в плане функциональности. 

Скорее всего, столь демократичные шаги Microsoft – не что иное, как своеобразный демпинг с целью увеличить свою долю на облачном рынке: как только она станет достаточно значительной, вырваться из жарких объятий вендора будет уже проблематично (дорого), а корректировки цен в пользу потребителя ожидать не придется. Но пока такая выгодная возможность есть, надо ею пользоваться, не забывая, однако, предусмотреть возможность возврата с небес, ежели что-то пойдет не так. 

Комментарии:
img

Михаил Петров, директор департамента ИС, член комитета по технологиям «Оргкомитет «Сочи 2014»:
Очень правильно подмеченная проблема. Идет беспощадная (к потребителю) гонка software-вооружений. И зачастую видишь, что новый софт выпускается только для того, чтобы заставить потребителя его купить. Понятно же: старый работает, все его уже приобрели, денег больше не получишь – значит, надо выпустить новый, разрекламировав несколько фишек как революцию и напугав всех, что старый перестает поддерживаться. Или еще одна хорошая тема – взимать с покупателя ежегодную плату за право получения обновлений для системы. А она, эта система, иногда бывает настолько кастомизирована, что обновление на нее ставить – проще заново внедрить. Хорошо, что от этой нагрузки можно впоследствии отказаться – но, как правило, первый год плати в обязательном порядке.

Меня, например, однажды задела необходимость перехода на новую операционную систему только потому (других причин нет!), что производитель перестает поддерживать старую. Понятно, что за этим переходом крылась масса затрат по обеспечению совместимости для корпоративных систем (хорошо – удалось не переходить). А какая поддержка гарантируется? Если внимательно почитать лицензионное соглашение, то, как правило, производитель не несет финансовой ответственности, если из-за ошибки в программном обеспечении покупатель понес ущерб. И поменять лицензионное соглашение тоже нельзя. А производитель – да, исправит ошибку, когда-нибудь, в будущем релизе.
«Облака» – тоже вовсе не гарантия освобождения от проблем с обновлениями, а просто другой крючок. Все затраты на лицензии, которые несет владелец облака, он неминуемо переложит на плечи клиента, а, один раз перелетев в облака, вернуться обратно означает единовременные затраты, и весьма ощутимые. Какие варианты? Либо, как автор статьи, заниматься исследованиями и выбирать из двух проприетарных зол меньшее, либо смотреть в сторону open source ПО. По крайней мере, гибридные схемы в серверных системах прекрасно работают и позволяют существенно экономить.

img
Алексей Затопляев, директор по ИТ управляющей компании «Бауцентр Рус»:
Microsoft must die – мне казалось, что времена, когда гуляла эта одиозная фраза, ушли в прошлое. Вместе с совершенно недальновидной оценкой «условной бесполезности» графического интерфейса системы Windows. В своих претензиях на лидерство компания утвердила себе право брать с нас столько денег и таким образом, как она считает нужным. Бизнес вообще по своей сути жесток, и пока у него есть возможность выжимать деньги из наших с вами карманов, их будут брать. Тем более такие монстры софтверного бизнеса, которые обеспечили себе монопольное положение на рынке.
Противостоять этому может только ее величество конкуренция, то есть предложение более серьезных, более удобных и более качественных продуктов другими игроками. Увы, несмотря на все попытки подобного рода, снять нас с иглы MS Office довольно трудно. Я сам был свидетелем тщетных потуг перевести делопроизводство на Open Office или Google Docs. Чем больше компания и чем более далеки ее сотрудники от ИТ, тем труднее это сделать. Я бы сказал, сейчас пока практически невозможно. Хотя есть уже и другие примеры, и, уверен, их будет все больше. А вот если говорить о таких решениях Microsoft, как, скажем, тот же SQL Server или весь пакет поддержки компьютерной инфраструктуры, то тут, увы, серьезной альтернативы даже на горизонте не видно.

Поэтому, нравится нам это или нет, правила в этой игре устанавливаем не мы. И, соответственно, наш кошелек продолжит пустеть, а у монстров – наполняться. Все мы читали последние комментарии в связи с предстоящим уходом с поста Стива Балмера. Несмотря на претензии к стилю и качеству его управленческих решений, в финансовом плане годы его правления  были довольно успешными для Microsoft. От нас же требуется, если мы отвечаем за содержимое своего кошелька, распоряжаться им не бездумно. Тем более что у любого решения всегда есть варианты. 

img
Сергей Горшенин, начальник управления ИТ и телекоммуникаций ОАО «Светлана»:
Пожалуй, начну свой комментарий с конца статьи – «риббонизации офиса». Не далее как месяц назад готовил себе новое рабочее место и, дойдя до установки «офиса», встал перед выбором, какую версию ставить: старую добрую Office 2003, которой, надо сказать, пользуюсь уже более шести лет, 2010/2013 или office 365? Поразмыслив и взвесив все «за» и «против», решил остановиться на Office 2010, несмотря на то что в компании есть лицензии на все версии продукта. Не буду пояснять почему, ибо это тема совсем другой статьи. Но… спустя месяц после использования могу сказать, что переход с MS Office XP на Office 2003 был более легким. 
Возможно, с точки зрения пользователей, которые впервые сталкиваются с этим продуктом, риббонизация действительно большой плюс, но для меня и ряда моих коллег лаконичные структурированные меню Office 2003  гораздо более приемлемы. На поиск функций, которые раньше выполнялись на автомате, теперь приходится тратить значительное время. Некоторые скажут «дело привычки». Возможно, и так. Но мне нравятся меню и процесс работы с ними. 

Так о чем это я? Вернемся к лицензированию. С апреля 2014 года MS прекращает поддержку Office 2003. Следовательно, и сертифицированных обновлений не будет. Иначе говоря, «продолжение использования указанного продукта несет риски несоответствия требованиям и потенциально угрожает безопасности информации заказчиков, партнеров, сотрудников и организации в целом». А это означает, что всем, кому необходимо соответствие используемого ПО требованиям ФСТЭК, следует использовать только сертифицированное ПО, коим на данный момент являются Office 2010 Pro Plus и в будущем Office 2013. 

Пока что все логично: есть требования соответствия – и за них надо платить. Но позвольте спросить: кто заплатит организации за время, затраченное ее сотрудниками на переобучение новому дизайну и расположению функций? 


Теги: Software, правовое регулирование, приложения, лицензирование

Журнал IT-Manager    [ PDF ]    [ Подписка на журнал ]

Об авторе


Андрей Федоров

Андрей Федоров

ИТ-директор ЗАО «Ридан». Родился в 1975 г. в Н.Новгороде. Радиоинженер по образованию, к.э.н. В ИТ прессе с 2010 года. Люимые темы: клиентоориентация (CRM), телеком, BYOD и др.


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Другие материалы рубрики


Мероприятия


22.06.2016 — 23.06.2016
Компания DISTREE объявила о том, что в 2016 году традиционные мероприятия для корпоративного и потребительского сегментов пройдут в новом раздельном формате. Растущая с каждым годом популярность мероприятий DISTREE и постоянно увеличивающееся число участников каналов B2B и B2C привели к логической реогранизации события.