Хватит ли у государства денег на импортозамещение

20.08.2014
В конце июля агентство Bloomberg опубликовало материал, в котором указано, что Госдума готовит новые нормативные документы, призванные снизить зависимость России от западных поставщиков современных IT-продуктов. В материале агентства отмечается, что этот шаг может повредить продажам многих вендоров, например, Microsoft и IBM. Также Госдума готовит законопроект, требующий от госучреждений и госпредприятий отдавать предпочтение местным поставщикам оборудования и ПО. В документе содержатся критерии проведения тендеров с указанием необходимости преференций тем продуктам, которые не были импортированы в страну.

В том же материале агентства Bloomberg говорится о том, что в 2013 году совокупная выручка компаний HP, IBM, Microsoft, Cisco, Oracle и SAP составили в России $8,1 млрд. При этом на долю HP и IBM пришлось 78% этой суммы. А 77% всех продаж пришлось на долю госструктур и российских госпредприятий. Эти данные, подготовленные экспертами РАН, содержатся в документах Комиссии по нормативно-правовому обеспечению развития наукоемких технологий стратегических информационных систем при Комитете Госдумы по науке и наукоемким технологиям.

Особые усилия России по импортозамещению связаны с санкциями — уже действующими против страны и возможными в дальнейшем. В частности, к санкциям, имеющим отношение к высокотехнологическому импорту в Россию, можно отнести запрет (с 31 июля сего года) на экспорт из ЕС товаров двойного назначения и технологий для военного использования, запрет на поставки в Россию высокотехнологичного оборудования для добычи нефти в Арктике, на глубоководном шельфе и сланцевой нефти. Кроме того, Великобритания 13 июля исключила Россию из списка стран, которым разрешено приобретать британскую авиапродукцию, а Германия 11 апреля заморозила продажу спутниковых технологий. США с 3 апреля прекратили сотрудничество с Россией в космической сфере, 28 апреля запретили продавать России высокотехнологичные товары, которые могут усилить боеспособность российской армии, а 18 июня был ужесточен экспортный режим в отношении Фрязинского филиала Института радиотехники и электроники Российской Академии наук.

В ходе июльского заседания Комитета Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям первый заместитель председателя Комитета Дмитрий Новиков отметил, что Россия сталкивается с угрозами введения санкций против российских организаций, в том числе и имеющих стратегическое значение, на протяжении последнего полугода. «Подобные меры несут опасность разрушительного влияния и носят общегосударственный характер. Решать данную проблему необходимо, в том числе, через импортозамещение». 

ИТ-компании, как ни странно, скептически отнеслись к идее «заместить» своих зарубежных конкурентов на российском рынке. «Крупные компании не в состоянии быстро перестроить существующее производство для насыщения рынка новыми высокотехнологичными товарами. Принципиально заградительные меры ничего не дадут. Другие участники Таможенного Союза дали понять, что готовы играть по своим правилам. Вместо продуктов, поставляемых из Европейского союза, мы будем иметь ИТ-оборудование и ПО, например, из Казахстана и Белоруссии, считает Михаил Ушаков, генеральный директор группы компаний «Тонк».

Простой запрет западных конкурентов может привести к обратному эффекту, чем тот, на который рассчитывают представители власти:  ИТ-отрасль может начать стагнировать в отсутствие конкурентов. «В  долгосрочной перспективе отсутствие жесткой конкуренции со стороны мировых игроков приведет к снижению стандартов и падению уровня качества», отмечает Александр Поздняков, генеральный директор софтверной компании First Line Software. 
 
С ним согласен Константин Манцветов, генеральный директор Mobile Inform Group. «У ИТ-бизнеса эволюционный путь развития, мы, к примеру, потратили десятилетие, чтобы разобраться в том, как делают хорошее оборудование западные производители, и постепенно перешли к адаптации и локализации его в России. Если запреты будут продуманными, то это может подтолкнуть в добровольно-принудительной форме наше развитие. Если же санкции будут всеобъемлющие, то это, конечно, нанесет серьезный урон – комплектующие все равно импортные.  Естественным путем развиться до международного уровня уже не получится – у западных игроков сформировавшиеся мировые рынки и совершенно другая себестоимость», комментирует Манцветов. 

Ряд экспертов ИТ-отрасли считает, что речь вообще пока не идет о тотальном импортозамещении, скорее, о замещении ПО и ИТ-оборудования в чувствительных для государства областях применения - то есть там, где необходимо говорить об информационной безопасности и технологической независимости. По мнению Валентина Макарова, президента ассоциации ИТ-разработчиков «РУССОФТ», «частный рынок не будет затронут, меры поддержки (а не запретительные меры) будет применяться к ИТ-контрактам, заключаемым государством и предприятиями с государственным участием. Такой подход к преференциям вполне соответствует требованиям ВТО».

У идеи импортозамещения есть и сторонники в ИТ-сообществе. «Единственный в нашей области фактор, действительно ограничивающий возможность массового импортозамещения, — это зашоренность мышления у заказчиков, — считает Константин Варов, директор департамента компании «Диасофт». — Это и не удивительно: людей столько лет «зомбировали» на тему «бесконечного превосходства» зарубежной продукции над ее российскими аналогами, что они порой даже не знают, что такие аналоги существуют для всего, что они привыкли использовать. А они существуют! Компании вроде нашей уже давно обеспечили возможность замены для всего, что сейчас применяется, например, в банках и у других клиентов, где зависимость бизнеса от информационных технологий велика как никогда». 

«По нашему опыту и отзывам ведущих системных интеграторов, с которыми сотрудничает ЦРТ, некоторые из клиентов уже переориентировались на работу с российским производителем, - согласен с коллегой Дмитрий Дырмовский, генеральный директор «Центра Речевых Технологий». - Сейчас государственные заказчики обратили большое внимание на российских производителей, и мы фактически оказались в равных условиях с зарубежными вендорами. Безусловно, рынок не может существовать без свободной конкуренции, и «тепличных» условий мы совсем не ждем. Однако если государственные заказчики станут «пионерами» в области внедрения новейших информационных технологий, а крупные коммерческие компании, решающиеся на такой шаг, государство поддержит, например, посредством налоговых послаблений, то это будет тот толчок, который необходим сегодня российским IT для выхода на новый виток развития».

Верит в импортозамещение и Сергей Шестаков, заместитель генерального директора по развитию бизнеса компании «Прогноз». «В сегменте бизнес-аналитики Россия полностью готова к импортозамещению, в частности, мы приняли решение о создании собственной технологии в этой области более 20 лет назад, вложив в это немало средств и интеллектуального труда. Мы ведем разработки с учетом поддержки кроссплатформенности и независимости от одной операционной системы, отработали процедуры перекомпиляции ядра продукта под операционные системы, отличные от Windows». Наше решение регулярно попадает в рейтинги Gartner. Поэтому в части импортозамещения систем бизнес-аналитики в России мы не видим никаких существенных препятствий».

По мнению Михаила Ушакова, чья компания является отечественным производителем «железа», российские ИТ-компании вполне успешно конкурируют с западными в тех областях, где важны меры безопасности – прежде всего в проектах для госсектора. «Мы часто делаем крупные поставки аппаратно-программных платформ нового поколения с высокой степенью доверия для госнужд. И, когда это требуется, мы раскрываем схемотехнику и исходные коды, в том числе и низкоуровневого ПО. Это необходимо для того, чтобы избежать более неприятных случаев, чем, например, потеря пароля от Твиттера.  Многие наши продукты не используют или используют ограниченный набор проприетарного ПО и могут работать в информационных системах любого класса защищенности», - отмечает Ушаков.

Россия - не единственная страна, спешно принимающая меры против засилья импортных IT-продуктов. Министерство промышленности и информационных технологий Китая и Центр государственных закупок этой страны, как сообщило некоторое время назад агентство Reuters со ссылкой на китайское агентство Синьхуа (Xinhua), запретили устанавливать ОС Windows 8 на ПК, приобретаемые для государственных структур КНР. Это может «открыть дверь на рынок» местным китайским ОС. В частности, широкие возможности открываются перед двумя компаниями — China Standard Software и NFS China.

А издание China Daily указало, что растущая озабоченность китайского правительства по поводу информационной безопасности может осложнить положение западных поставщиков ПО в Поднебесной. В частности, ожидается снижение закупок ПО некитайского производства в госучреждениях страны. Это может нанести заметный удар по таким компаниям, как Microsoft, Adobe и Oracle. Ряд инсайдеров China Daily подтвердили, что они ощущают растущее давление на некитайское ПО и преференции в пользу IT-продуктов, произведенных в КНР. То же самое касается и оборудования.

Таким образом, с одной стороны, международное разделение труда — это реальность. Но с другой, когда часть работы выполняет кто-то другой, это порождает зависимость. Будет ли этот кто-то и дальше поставлять свою продукцию? Не повысит ли цены? И — самое главное — не запретят ли ему поставлять свои продукты. Санкции же все чаще становятся инструментом политического давления. Примеры уже есть: так, в июле текущего года Госдепартамент США отказал в выдаче экспортных разрешений компаниям-производителям телекоммуникационного оборудования Cisco Systems и Juniper Networks на поставки в российские силовые структуры.

Есть, тем не менее, очевидные вопросы. Все чаще можно встретить в прессе статьи на тему «новое импортозамещающее производство открыто в городе N». Возможно, это производство было открыто давно, и наклейку «импортозамещающий» на его продукцию сделали только сейчас, как бы подталкивая покупать их вместо импортных. Где тот критерий, который позволяет четко отделять импортные продукты от российских?

Вопрос определения российских IT-продуктов встал во весь рост 3 июля текущего года, когда комиссия при комитете Госдумы по науке и наукоемким технологиям предложила считать российскими компаниями те структуры, в которых доля иностранного капитала не превышает 25% минус одна акция, более 75% продаж осуществляется в России, она является налоговым и юридическим резидентом нашей страны, а доля сотрудников-иностранцев в ней не превышает четверти. Такой подход мало кому понравился, позже появились и другие предложения по поводу отделения российских компаний от зарубежных. В итоге критерии отечественного ПО были разработаны и согласованы 4-мя ведущими российскими Ассоциациями разработчиков ПО. По их мнению, ПО может считаться отечественным, если его произвела компания, минимум 51% акций которой принадлежит российским выгодоприобретателям — гражданам РФ, субъектам Федерации, муниципальным образованиям, госкорпорациям или федеральным органам исполнительной власти. Также производители ПО должны быть включены в Перечень аккредитованных организаций, осуществляющих деятельность в области информационных технологий. О том, как отличить оборудование российского производства от оборудования иностранного производства, пока нет четкого мнения.

«Тема не новая. СССР этим только и занимался, импортозамещением», - сказал автору этих строк один ветеран советской микроэлектронной промышленности, пожелавший остаться неизвестным. «Но нужно ли пытаться повторить у себя то, кто кто-то уже сделал? Нужно ли становится в позицию вечно догоняющих?», - сказал он. Обратимся к интервью Александра Шокина, первого Министра электронной промышленности СССР. Г-н Шокин говорит: «Первые годы советская микроэлектроника создавала оригинальные микросхемы, технический уровень которых соответствовал мировому (тогда было всего несколько фирм в США). Но вскоре ситуация изменилась. Потребители микросхем – создатели радиоэлектронной аппаратуры, породили практику заказа разработок новых микросхем по зарубежным аналогам. Их влиятельные руководители добивались через Постановления ЦК КПСС и СМ СССР. Плановая дисциплина в СССР была на высоте, и потребители получали то, что просили. В результате оригинальные разработки в Минэлектронпроме постепенно были вытеснены и замещены воспроизводством зарубежных аналогов». 

Возникает вопрос, продолжать ли бежать за паровозом? Да, теоретически можно произвести на территории России изделие, аналогичное зарубежным аналогам, но будет ли оно конкурентоспособным по цене и качеству? И есть ли в этом какой-либо долгосрочный смысл? 

По мнению Александра Семенова, президента группы компаний «КОРУС Консалтинг», у отечественного софта сейчас нет никаких преимуществ перед зарубежными аналогами. «Полностью заместить иностранный софт будет крайне тяжело, так как создание продуктов, аналогичных тем, что сейчас используются в ИТ, требует очень больших инвестиций – денежных и временных. Поэтому, даже если государство готово за это заплатить, то на создание таких продуктов уйдут годы. И здесь возникает вопрос – хватит ли у государства денег, чтобы оплатить это, и насколько эффективно будут эти деньги потрачены? В стране, безусловно, созданы нишевые продукты, которые являются аналогами западных  и занимаются некоторые доли рынка – например, анти-вирусы, системы распознавания текста, ERP-системы. Однако почти все они построены на базовых технологиях - операционных системах, базах данных, средствах разработки - созданных за пределами Российской Федерации. Поэтому основная трудность с импортозамещением лежит в области замещения операционных систем и средств разработки», считает эксперт.

«С отечественным «железом» и инфраструктурным ПО ситуация еще менее радужная, чем с прикладным ПО, и здесь предстоит очень  большая работа. Но если не начать движение в этом направлении, то зависимость будет сохраняться долгие годы» - комментирует Дмитрий Дырмовский.

В то же время «внешний пинок» может принести много пользы в тактическом масштабе. Так, девальвация рубля в России в 1998 году привела к значительному росту импортозамещения. В 1998 году объем импорта сократился на 20% до $74 млрд, в 1999 году еще на 28% до $53 млрд. При этом возросший после кризиса спрос на отечественную продукцию был достаточно легко удовлетворен за счет незагруженных производственных мощностей. Вызванное девальвацией снижение импорта стало важнейшим фактором экономического роста: по оценкам экономистов, увеличение ВВП, произошедшее в 1999 году, на 25% было обязано процессу импортозамещения.

«В случае выбора курса на импортозамещение многие заказчики станут более осмотрительны в своем выборе продуктов и услуг, и хотя бы задумаются о поиске альтернатив для дорогой и далеко не всегда лучшей продукции иностранных вендоров», - считает Евгений Филиппов, директор по России и странам СНГ компании Return on Intelligence (бывшая Exigen Services). При этом он отмечает, что проблема сегодняшнего курса на импортозамещение – это отсутствие системного подхода. «Основная сложность в том, что развивать нужно параллельно многие сферы деятельности, всю инфраструктуру, нужно строить «научно-производственные объединения». И это, в свою очередь, затруднено в силу комплекса проблем: в России нет спроса на разработку своих продуктов, острый недостаток  кадров, владеющих современными средствами разработки, отсутствие собственных современных средств разработки - автоматизированных систем разработки механики, электроники и ПО, устаревшее производственное и испытательное оборудование. Скепсиса добавляет и высокий уровень коррупции у госслужащих и у руководства организаций, работающих на госзаказ, - констатирует эксперт. 

Среди ключевых проблем в производстве конкурентоспособного российского ПО Валентин Макаров называет «неразвитый внутренний рынок, не позволяющий доводить продукты до требований мирового рынка по цене, надежности и функциональности, а также ограничения по доступу к госконтрактам, создаваемые  со стороны госпредприятий и учреждений». Для производителей электронной аппаратуры, по мнению эксперта, к этим проблемам (которые создают для производителей аппаратуры еще более высокие барьеры, чем для программистов) прибавляются проблемы таможенного регулирования ввоза  импортных комплектующих и вывоза экспортной продукции (включая администрирование оплаты НДС и таможенных пошлин, а также экспортный контроль, валютный контроль  и  контроль на наличие элементов криптографии).

Для Михаила Ушакова важной проблемой стало отсутствие в России производственных мощностей. «Нет никаких шансов раньше, чем через 5-6 лет, создать современные линии по производству электронных компонентов и готовых программно-аппаратных комплексов в стране. Более того, закупка и ввод этих линий в действие  сопряжены со взаимодействием с развитыми странами, которые поддерживают режим санкций, принятых в отношении России. Вместе с тем можно использовать добрососедские отношения и технологическое партнерство с Китаем для быстрого налаживания производства в рамках двустороннего сотрудничества. Такой путь позволит быстро насытить российский рынок современными и доступными ИТ-решениями», считает эксперт.

Александр Семенов видит минусы российских разработчиков в низкой эффективности труда и неумении работать на конкурентном рынке: «Следствием того, что что в стране долгое время было большое количество денег, стала огромная неэффективность процессов, в том числе и в области реализации проектов. Вторым фактором я бы назвал отсутствие дисциплины и отсутствие ориентации на бизнес-результат».

Павел Сергиенко, генеральный директор группы компаний «ИНФОПРО», сгущает краски: «Кадровый дефицит в регионах - демографическая яма 90-х, миграция кадров в Москву, Санкт-Петербург, за границу, высокие налоги и снижение спроса - все это очень сильно ограничивает перспективы не просто импортозамещения, а вообще развития ИТ-отрасли в России». 

С Сергиенко согласен Денис Акимов, генеральный директор компании «Кентор»: «Проблема России - зарегулированность во всех областях. Каждый шаг должен сопровождаться массой документов: бухгалтерский и налоговый учёт, кадровое делопроизводство. Это дополнительные издержки для любого бизнеса. У нас головная компания – в Швеции, мои шведские коллеги тратят на все это в несколько раз меньше сил и времени. Другая сторона этой проблемы – недоверие к бизнесу со стороны госорганов. Каждый раз надо обосновывать документами свою позицию, презумпция добросовестности предпринимателей отсутствует. Всё это говорит о необходимости улучшать бизнес-климат».

По мнению Андрея Свириденко, председателя правления компаний SPIRIT и «ВидеоМост», для развития отечественных программных продуктов основных препятствий два: это кадры и неправильные приоритеты государства. «В России сегодня не хватает высококвалифицированных кадров, которые все больше работают на иностранные продуктовые компании. Государство продолжает отдавать наши бюджетные деньги на покупку иностранных продуктов, вместо того, чтобы поддерживать отечественного производителя, путем покупок наших продуктов, как  это делают в других странах, включая США, Китай, Корею, и т.д. При том, что в текущих реалиях государство должно принимать дополнительные меры для информационной безопасности и технологической независимости».

Эксперты НП «РУССОФТ» считают, что ни «естественная конкуренция» рыночных игроков, ни «заградительные меры» со стороны государства не полностью покрывают спектр возможных путей развития отечественной ИТ-отрасли. «Путь «естественной конкуренции» не выдерживает критики, - считает Валентин Макаров. - Практически так  российский ИТ-рынок и развивался все эти годы (естественным путем), в результате мы и оказались в ситуации, когда 70% потребляемого ПО импортируется в страну. «Естественный» путь конкуренции означает критические конкурентные преимущества зрелых (зарубежных) игроков рынка, и возможности конкуренции только в узких сегментах рынка. Обычно для успеха в конкуренции с глобальными игроками необходима серьезная господдержка. Поэтому оптимальным путем развития отрасли могла бы стать государственная поддержка повышения конкурентоспособности российской ИТ-индустрии за счет развития системы повышения квалификации и переподготовки кадров, интенсивное финансирования НИОКР в коммерческом секторе ИТ-индустрии, поддержка высокотехнологичного экспорта. Именно такую программу предложил «РУССОФТ» в рамках согласования ведущими Ассоциациями разработчиков ПО России «Российской Программной Платформы» в 2010 году. Но поддержка государства должна предоставляться не в форме заградительных барьеров, а в форме поддержки НИОКР, образования и предпринимательства, а также путем стимулирования выхода на глобальные рынки».

С этим мнением согласен Александр Семенов: «Инициатива правительства дать преимущества российским производителям программного обеспечения – это положительный момент, но очень важно понимать уже сейчас, как эта инициатива будет реализована. Импортозамещение должно идти естественным путем, и этот путь должен быть эволюционным. Прежде всего должна быть долгосрочная стратегия государства, предусматривающая прозрачные меры по созданию базовой инфраструктуры для развития информационных технологий в стране. Это должно происходить преимущественно за счет государства, а не за счет бизнеса, которому и так непросто». 

Павел Житнюк, управляющий партнер агентства ITrend


Теги: телекоммуникации, Hardware , Software, государство, правовое регулирование


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Другие материалы рубрики

ИТ-директора должны быть аккуратны при рассмотрении и переходе на новые технологии, однако слепое отрицание трендов развития ИТ-рынка может привести к печальным последствиям.

Мероприятия


01.11.2016 — 03.11.2016
Десятый релиз международной выставки ProAV технологий Integrated Systems Russia 2016 состоится в Москве, в центральном выставочном комплексе «Экспоцентр», с 1 по 3 ноября. Юбилейный проект обещает быть насыщенным не только с точки зрения инновационных технологий и решений, которые представят ведущие мировые производители, российские дистрибьюторы и интеграторы, но и с точки зрения новых проектов и деловой программы.