Один на один с «1С»

Один на один с «1С»
Леонид Чуриков | 15.07.2014
На Кубе, где духом революции пропитан, кажется, не только воздух, но и океан, основатель компании «1С» Борис Нуралиев признался, что, хотя революционером себя не считает, он и его команда сделали кое-что революционное как для российской, так и для мировой ИТ-индустрии. Но главное, что пытается доказать миру Борис Нуралиев, любитель старых отечественных машин и новых технологий, – в России могут не только нефть добывать и балет танцевать. 

Какая была детская мечта, ведь не айтишником же вы собирались стать?
У меня не было мечты стать космонавтом, моряком или доктором. Не припоминаю такого. Зато помню, как в 12 лет отец, физик, взял меня с собой в вычислительный центр. Компьютеры тогда были большие, носили название М20, имели память в 4 килослова и занимали огромный зал. Мигали лампочки на огромном, как в звездолете, пульте: каждая ячейка памяти выведена на свою лампочку. Дисков еще не было, поэтому крутились лентопротяжки. Стрекотала печать, выдавая узкие, как у кассового аппарата, ленты. И ходили ученые, как жрецы в белых халатах. Мне вся эта атмосфера очень понравилось. И я решил, что, когда вырасту, обязательно буду на вычислительной технике работать. Кроме того, в школе у меня была очень хорошая преподавательница географии. И особенно мне нравилась экономическая география. Постепенно у меня сформировалось решение, что в моей жизни должны быть вычислительная техника и экономика. Поэтому из институтов я выбрал Московский экономико-статистический. Сильно удивив этим своих родителей, которые оба окончили МГУ. Но я знал, чего хотел, мне требовался лучший вуз по коммерческому программированию. Как видите, именно айтишником мне и суждено было стать.

Помните, как впервые сели за компьютер?
Сели – не совсем верное слово. Перед компьютерами тогда ходили. Студенты писали программы на доске, затем на бумаге. Готовые бланки сдавали в окошечко. Девочки-операторы набивали команды на перфокарты, закладывали их в специальное устройство. Компьютеры, которые занимали целый зал, задачи обрабатывали. А мы смотрели итоговые распечатки, находили ошибки. Иногда для разнообразия нам разрешали самим набивать команды на перфораторе и заталкивать карточки в перфоввод. Над компьютерами, которые состояли из нескольких шкафов, был начальник – оператор ЭВМ. Он выполнял роль диспетчера, решал, какую задачу запустить первой, устанавливал нужную магнитную ленту. 

Не возникло разочарования после первого впечатления? 
Нет. Ни разу не пожалел о своем выборе. Никогда, правда, не было легко, но всегда было интересно. 

Когда заработали первые деньги?
В школе у нас был биологический кружок, и летом мы выезжали в экспедиции. Это было, конечно же, детское познавательное мероприятие, но нас зачисляли на ставку табельных рабочих. Работа была и хозяйственная – дрова рубить, баню топить, и научная. Помню свою тему – «Птицы галстучники». Это кулик такой. Надо было отмечать, когда птичка улетела, когда прилетела, где гнездо свила, сроки вылупления птенцов… За все эти хозяйственные и научные подвиги начисляли деньги. Большая часть уходила на питание, но по приезде мы получили по 15 рублей. Пошли, как сейчас помню, есть мороженое в кафе «Космос», что на улице Горького, рядом с рестораном «Арагви». 

Отметили момент, когда получили свой первый миллион?
Нет, поскольку я никогда не относился к бизнесу как к чему-то своему. Предприятие ведь никогда не принадлежало лично мне. Когда оборот фирмы достиг этой планки, помню – в 1992 году. 

Вы занимаетесь передовыми технологиями – и при этом ездите на старой «Волге»… 
Во-первых, она у меня не такая уж старая. А во-вторых, «Волга» мне всегда нравилась. На момент приобретения последней модели ездил на седане той же марки 93 года выпуска, но всегда хотел универсал. Узнав, что Горьковский завод закрывает конвейер и «Волгу» уже будет не купить, приобрел одну машину из последней серии. У нее двигатель крайслеровской разработки, а впрыском управляет процессор. Вполне современная машина.

Шутите? У нее даже обычного бортового компьютера нет!
И слава богу. Там только компьютера не хватало. Работая в ИТ, я понимаю, что компьютерами лучше не злоупотреблять. И если можно что-то сделать без них, то лучше обойтись. «Волга» мне и без компьютера очень нравится. Я к ней привык, габариты чувствую. У седана и универсала они, к слову, одинаковые – миллиметр в миллиметр. И вполне соответствуют моим потребностям. Можно, например, байдарку при необходимости положить.

Вы считаете себя революционером?
ИТ – такая область, где, чтобы получить выдающийся результат, надо придумать что-то, чего прежде не было. А значит – изучать чужой опыт, но думать своей головой. Это, к слову, один из главных принципов работы фирмы «1С». В ИТ как в шахматах: если будешь копировать чужие ходы, то, скорее всего, проиграешь. Я не слышал «революционных» эпитетов в свой адрес, но в нашей стране мы были первыми айтишниками, кто стал строить партнерскую сеть. Такую, чтобы партнерам реально было удобно работать. Мы первыми сделали в России по-настоящему платформенную систему автоматизации предприятия. Первыми запустили франчайзинг в ИТ. Заметьте, его на Западе до сих пор нет. Хотя на месте крупных корпораций я бы давно построил. У IBM, к примеру, есть крепкий бренд и желание работать в сегменте СМБ. А ведь там огромной корпорации не развернуться, она слишком неповоротлива. У Xerox вроде был франчайзинг по копицентрам. Но это уже не совсем ИТ. 

Как вы, человек советской закалки, стали столь успешным бизнесменом?
Я и в СССР был таким. Тогда ведь тоже начало появляться некое подобие рыночной экономики – хозрасчет. В Китае по этому пути пошли дальше и получили неплохое развитие, а у нас все пошло по-своему, с посыпанием головы пеплом. Так или иначе, к 30 годам, то есть к 1988 году, у меня было с карьерой все в порядке. Несмотря на то, что был беспартийным, успешно защитил кандидатскую и уже руководил хозрасчетным отделом большого проектного института. Это было очень похоже на фирму: можно договориться с заказчиком, выполнить для него работу. Помню, на зарплату шла 41 копейка с рубля. 

А как появилась идея создать компанию – разработчика именно тиражного продукта?
В свое время, еще будучи руководителем проектного отдела, я работал параллельно в кооперативе над созданием электронного телетайпа. Идея была подсоединить IBM-совместимый компьютер к системе абонентского телетайпа «Телекс», по которой тогда много информации передавалось. Это был не мой проект, но меня уговорили написать для него программу. Мучился я, помню, страшно. Потому что никогда до этого не программировал связь и не писал на ассемблере для маленькой машины. Документации нет, как программировать ввод-вывод в обход BIOS -  непонятно . Голову сломал. Но в итоге сделал. И за год мы продали тысяч шесть аппаратно-программных комплексов. И я понял: как это круто – делать и продавать тиражные продукты. 

У вас есть кумиры в бизнесе?
У меня социалистическое воспитание. Советская интеллигенция довольно скептическая. Я с большим уважением отношусь ко многим деятелям бизнеса, но на стенах моего кабинета нет ни цитат, ни портретов, ни пейзажей, ни даже девушек в купальниках. Ничто от работы не отвлекает.

Тяжело работать бок о бок с братом?
Там, где царит научно-техническое творчество, братья очень часто работали и работают сообща. Вспомните братьев Райт, изобретателей самолета. А есть еще братья Филипс, которые первый магнитофон и телевизор построили. Компания «1С» в свое время конкурировала с датской Damgaard, разработчиком Axapta и Navision. Пока ее Microsoft не купил, там тоже руководили два брата. Старший занимался бизнесом, младший – техническими задачами. Что же касается Сергея Нуралиева, то вместе мы работаем не потому, что родственники, а потому что наше сотрудничество эффективно для компании. 

Вы ведь в прошлом талантливый программист. Давно не писали коды?
Очень давно. Последний раз взялся писать на Ассемблере, чтобы дочке помочь. Написали мы с ней программу, нам поставили тройку. Сказали, написано по старинке, как для 286-й машины. Преподаватель, правда, и сам был не совсем прав, скорее уж как для 86-й. Но ведь работало! 

Почему вы так любите наряжать продукты в желтый цвет? 
В 1992 году мы начали продавать «Мини-бухгалтерию 1С». Сначала сами, на выставке «Комтек», с большим успехом. Потом через партнеров, и тоже удачно. И наконец, через книжные магазины – софт в то время продавался именно там. И именно там наш продукт долгое время не брал никто. Я удивился и пошел в «Книжный мир» – сейчас «Библио-Глобус», на площади Дзержинского, – чтобы узнать, в чем дело. Посмотрел на полки с коробочным ПО. Там стояли тогда белые с фиолетовой полосой сверху коробки от Microsoft. Был еще Word Perfect – белый снизу и темно-синий сверху, зеленый Symantec и Lotus – динамовских бело-голубых цветов. Наша белая коробка с черной надписью просто терялась на этом пестром фоне. Я пришел к дизайнеру и сказал: «Слушай, мне нужна яркая коробка для продукта, чтобы издалека бросалась в глаза, как спецовка дорожного рабочего». Тот ответил, что подобное не принято в упаковке софтверных продуктов, их так не оформляют. Я говорю: «Неважно, делай». Он  ни в какую. Я: «Дай мышку! Как в желтый цвет покрасить и градиент с красного сделать?» Раскрасил и объясняю: «Снизу дискету синюю нарисуешь, и готово». Дизайнер: «Я так не могу, скорее уволюсь». Я: «О’кей, только сперва задачу выполни».

Помогло продажам?
Очень. Затем была телевизионная реклама. Мы на «Союзмультфильме» сделали ролик, где доктор выписывает бухгалтеру, которому поплохело, рецепт – «1С Бухгалтерию». Желтую. Реклама пошла на всю страну. Вот так «Бухгалтерия» и стала желтой. Потом мне не раз советовали выбирать для новых продуктов другие цвета, но я отвечал частично в шутку, частично всерьез, что в этот желтый цвет вложено больше денег, чем в разработку. 

Вы и дома за дизайн отвечаете? Обои сам подбираете? 
Здесь мы находим компромисс с женой. Это долгий процесс. Но есть, к счастью, сочетание цветов, которое нам обоим подходит. 

Почему же новый офис компании не желтый? 
Мы честно старались сделать «офис мечты». Такой, где сотрудникам будет приятно работать. Фирме «1С» сегодня приходится соревноваться за кадры с ведущими компаниями. Как мировыми, так и отечественными. Сейчас две моды: офис «аквариум» и офис «детский сад» с яркими красками. Мы решили пойти своим путем и купили здание, чтобы сделать с ним то, что хочется. Но оно постройки 57-го года, т.е. окна в пол уже не сделаешь – проще дом разрушить и заново построить, чем на это разрешение получить. 

Остановились на сталинском ампире?
Нет, я сказал, что настоящий сталинский ампир нам не нужен. Только намек на классику, но все должно смотреться легко и современно. Получился уникальный стиль «классика автоматизации бизнеса». Многим нравится.

Музыку какую предпочитаете? 
Бардов люблю, если их считать музыкой, конечно. А так, то, что с детства нравилось, то и слушаю. Оркестр Поля Мориа, например. 

С одноклассниками давно встречались?
Каждый год встречаемся 29 января. А с однокурсниками обычно весной, в апреле. У нас очень хороший класс был. И группа в институте хорошая. Наверное, поэтому немало  моих однокурсников и сейчас в «1С» работает. 

Есть ли зависть к интернет-проектам, за короткое время сделавшим владельцев миллиардерами? 
Зависть? Такого чувства ни разу не испытывал. Любому проекту для успеха нужны доля везения и понимающий лидер. Я рад за тех, кто добился многого. Но ведь и у «1С» был довольно быстрый успех. Другое дело, что рынок, где мы работаем и лидируем, меньше американского в сотни раз. 

Касперский рекламируется на болидах «Формулы-1», вы – на КамАЗах в гонках Париж – Дакар. Автореклама – новая мода в ИТ?
Не знаю о других, а для нас сотрудничество с КамАЗом не случайно. С одной стороны, они выбрали наше решение для автоматизации. Мы этим гордимся. С другой стороны, многие не верят, что в России что-то умеют, кроме как нефть добывать и балет танцевать. И для нас успех КамАЗа, который год за годом выигрывает гонку, доказательство того, что мы, россияне, многое можем. И реклама на кабине российского грузовика – это и почетно, и важно. Это не просто любовь к автомобилям. Это – поддержка соотечественников. У многих народов есть такая особенность – вместе держаться, поддерживать друг друга. А у нас такое пока не всегда. А очень хочется, чтобы было. Взаимная поддержка очень нужна, особенно на международном рынке. 

Теги: Руководитель, Профессионалы, ИТ менеджер, Менеджмент, карьера, командообразование, решения, стратегии, практики, мотивация, ERP

Журнал IT-Manager    [ PDF ]    [ Подписка на журнал ]

Об авторе


Леонид Чуриков


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Другие материалы рубрики

Основа современного мира — скорость. Если компания хочет остаться на плаву или паче чаяния быть в лидерах — она вынуждена принимать вызов высокого темпа. В противном случае останется на заведомо проигрышных позициях.
В жаркие летние дни проблема выбора кондиционера становится очень актуальной как для домашних, так и для корпоративных пользователей.

Мероприятия


08.09.2016
Санкт-Петербургский клуб ИТ-директоров «SPb CIO Club» и компания Event House приглашает Вас принять участие во втором Форуме по промышленной автоматизации «Industrial IT-Forum»! Промышленная автоматизация на предприятии – важная область, которой уделяется повышенное внимание. Использование информационных технологий - один из немногих технологически и экономически выгодных способов повышения эффективности подготовки производства. На современных предприятиях автоматизируются по максимуму все возможные участки работ. Новый взгляд на проблемы и тенденции информационных технологий в области промышленной автоматизации будут рассмотрены на II Форуме по промышленной автоматизации «Industrial IT Forum»

22.09.2016
24 июня 2016 года Госдумой шестого созыва был принят законопроект «Антитеррористический пакет» Яровой, который назван одним из самых резонансных. Существенная часть законопроекта призвана регулировать деятельность телекоммуникационных и интернет компаний. Согласно документу, операторы связи и «организаторы распространения информации» должны в течение полугода хранить вообще всю переданную информацию, то есть и записи телефонных звонков, и содержание смс-сообщений. В течение трех лет они также обязаны хранить сведения о переданных данных. Наконец, компании должны помочь ФСБ расшифровать весь трафик. Как законопроект повлияет на рынок? Смогут ли крупнейшие интернет-компании отстоять свою позицию? Готово ли государство прислушиваться к мнению бизнеса? На конференции Право.ru участники обсудят скрытые и явные угрозы «пакета Яровой», а также о другие законодательные изменения.